June 12th, 2019

Аэлита, 1924, Яков Протазанов

Хорошая, интересная тема новой кинорулетки: кино СССР 20-30 годов. Мне досталась "Аэлита".
Вроде банальная вещь - постоянные споры, что лучше книга или фильм по ее мотивам, насколько режиссер может изменять сюжет книги и т.п. Но тут блять нет приличных слов - товарищ Протазанов повел себя исключительно скотски по отношению к книге, зрителю и вечности. И самая главная моя претензия, что вот у тебя есть шанс стать первым кинофантастом в стране и возможно даже в мире (Мельеса не вспоминаем, там другое), а ты снимаешь вот такую шляпу. Кино с книгой объединяют только имена персонажей. Во всем остальном это просто разные произведения.
Я еще в начале порадовался, что фильм недлинный - час двадцать всего. Но в этот час двадцать режиссер попытался впихнуть столько всего. Здесь и гражданская война с разрухой в стране, зощенковские и булгаковские мотивы, описание быта, мелодрама, комедия, любовь с ревностью и убийством, высмеивание недобитых буржуев и порицание нечистых на руку граждан, кража и ее расследование, постановка большой пьесы силами эвакуационного пункта, создание ракеты, полет на Марс, марсиане с марисанками, успешная попытка революция на Марсе и вовзвращение главного героя в семью. При этом полет на Марс и последовавшие за ним события происходят в последние 20 минут фильма.
А что же делает Протазанов даже вот с тем небольшим экранным времени космической фантастики? Это все происходит исключительно в фантазиях главного героя. Молодцы, блять (С) Финальный вывод фильма так вообще очень крут: лучше любовь к жене и работа на Земле, чем какой-то там космос
Актерская игра традиционно для немого кино манерна и экспрессивна. Главному герою инженеру Лосю и его помощнику комбригу Гусеву это в общем-то даже идет. Но вот марсиане, и особенно марсианки совершенно вульгарны и похабны.
Хорошее впрочем тоже встречается. Очень здорово снят быт: живо и интересно. Уличные сценки. Передана энергия молодой и голодной страны. Но в целом невнятный винегрет, к фантастике не имеющий отношения совсем. Не смотрел я его раньше и не потерял ничего.